Виталий Иванов (daariets) wrote,
Виталий Иванов
daariets

Необходимо историческое примирение между красными и белыми

Оригинал взят у russkiy_malchik в Необходимо историческое примирение между красными и белыми
Спустя сто лет после великой русской революции – страшной трагедии и эпохального события, обозначившего начало уникального социального эксперимента – России жизненно необходимо историческое примирение красных и белых. Но любые попытки государственной власти сделать это вызывают в обществе только новые обострения, казалось бы, уже забытого гражданского конфликта. Отчасти виной тому служит неуклюжесть самих попыток по установке памятников, отчасти – провокационные действия активистов белого или красного движения. Но не исключено, что причина и в том, что корни конфликта до сих пор не изжиты.

Между тем гражданская ненависть – это то, что нужно России в последнюю очередь. Нам противопоказаны в равной мере и большевистская категоричность, и «белый» реваншизм. В последние месяцы вновь разгорелись споры вокруг памятников и исторических фигур сложного и великого XX века – этого надлома российской цивилизации.

Новое обострение началось с памятной доски маршалу Маннергейму в Санкт-Петербурге, установленной 16 июня в присутствии министра культуры Мединского и тогдашнего главы администрации президента Сергея Иванова. Открытие это было сопровождено краткими высказываниями о том, что у финского маршала были заслуги в дореволюционной России. Однако для большинства россиян – и особенно жителей Петербурга, знающих его преимущественно по сотрудничеству с Гитлером в Великой Отечественной войне и блокаде Ленинграда – этого оказалось недостаточно.

Да, существуют резонные указания на то, что Маннергейм не усердствовал при блокаде и даже саботировал более агрессивные намерения нацистов, однако все это – на уровне рассуждений в узком кругу историков и статей в интернете, не более. И только недавно Владимир Мединский решил написать статью о неизвестном Маннергейме, разъясняющую причину такого шага властей. Боюсь, однако, что этого будет недостаточно.

Но если Маннергейма все же чтили не как участника гражданской войны против большевиков, а как офицера русской армии времен Российской империи, то установка таблички в честь одного из лидеров белой армии адмирала Александра Колчака в Омске, равно как и открытие памятника барону Петру Врангелю в Керчи, на территории храма апостола Андрея Первозванного, были восприняты именно как белый реваншизм, унижение памяти советских героев.

И хотя мотивация, которой при установке памятников руководствовались представители власти, оформлена максимально нейтрально (Колчака почтили как ученого-океанографа и полярного исследователя, а Врангеля – «как устроителя дел гражданских»), в обществе такие действия воспринимаются все же как пересмотр итогов Гражданской войны. А среди сторонников СССР – просто как белый реваншизм. И надо сказать, что тому способствуют во многом современные сторонники белого движения, которые максимально жестко формулируют значение этих памятников. Так, к примеру, координатор центра «Белое дело» Олег Шевцов заявил, что Колчак был борцом с преступной большевистской организацией, которая подобна ИГИЛ*, а профессор Петербургской духовной академии, историк, протоиерей Георгий Митрофанов в связи с этим призвал признать советскую власть преступным режимом.

Понятно, что такая агрессивная десоветизация, совпадающая, кстати, с требованиями русофобов на Западе, вызывает возмущение и ответные радикальные обвинения: мол, власть ставит памятник вешателю и организатору белого террора, а значит, отрицает наследие СССР и выступает против трудового народа. Коммунистические активисты так же любят провоцировать скандалы и вступают в «священный бой» даже за сомнительных героев прошлого. Так, неудачная попытка переименовать станцию «Войковская» вызвала массу откровенных передергиваний и обвинений в грубой десоветизации и чуть ли не в предательстве. В результате истеричной информационной кампании инициаторам переименования пришлось уступить, а патриарх Кирилл пожурил их за то, что из-за недостаточно продуманного и проработанного предложения произошел такой раскол в обществе.

Так называемые красные, которые на самом деле давно и надежно вписались в некоммунистическую Россию, тем не менее используют любую возможность поиграть на эмоциях людей и оценке прошлого. Даже невинный жест Натальи Поклонской, принесшей икону Николая Второго на шествие «Бессмертного полка», вызвал поток жестоких и обидных обвинений. Ей приписали чуть ли не продвижение идей реставрации власти Романовых и политические игры на памяти погибших воинов.

Особое место занимает фигура Сталина, которая традиционно вызывает яростную схватку между сталинистами и антисталинистами. На днях вождю СССР в Великой Отечественной войне установили бюст в Сургуте (противники уже успели облить его краской), что подается как реакция народа на белогвардейскую пропаганду власти. Однако вопреки распространяемому левой оппозицией мнению Иосифу Виссарионовичу в России установлены и официальные памятники – так, под Ржевом усилиями Российского военно-исторического общества и Мединского открыт дом-музей Сталина, где он переночевал в рамках выезда на фронт 4–5 августа 1943 года, а в Крыму – напротив Ливадийского дворца.

Таким образом, правильно будет говорить о том, что государство не ставит своей целью какой-то «белый реванш» или ущемление памяти СССР, но пытается отдать должное обеим сторонам гражданского конфликта, тем самым надеясь установить историческое перемирие между ними.

Однако это, в свою очередь, подразумевает переосмысление роли лидеров проигравшей стороны, что само по себе является чрезвычайно болезненным. К статусу героев советской власти граждане России старшего поколения привыкли с детства – Ленин, Дзержинский, Буденный, Фрунзе, Щорс, Блюхер. А вот лидеров белого движения считать героями совсем непривычно – наоборот, они считались предателями и настоящими врагами народа, почти нелюдями. Между тем, говоря о гражданской войне, где, как правило, нет стопроцентно правых и невинных и стопроцентно неправых и виновных, было бы странно не признавать, что среди тех и других были и свои герои, и свои преступники.

Спорить о том, какой террор – белый или красный – уничтожил больше людей, странное дело, но исторический факт в том, что массовые убийства людей были с той и с другой стороны. Как были и подвиги, и добрые искренние устремления по обустройству государства, исходящие, правда, из противоположных идеологических предпосылок.

Не стоит забывать, что миллионы русских людей поддерживали и красных, и белых.
Попытка взглянуть на Колчака, Врангеля и других лидеров белогвардейцев как на людей, бившихся за Отечество и свое идеальное представление о нем, как на людей, в конце концов, имевших перед родиной во времена империи большие заслуги, оправданна и должна быть, казалось бы, понятна спустя сто лет.

Однако в попытке сбалансировать пантеон Гражданской войны между красными и белыми не стоит забывать, кто стал победителем, а кто – побежденным. Ведь главный залог победы в гражданском противостоянии при разных факторах всегда заключается в том, чью сторону в конце концов возьмет большинство народа. И белые проиграли не просто так, а потому что в результате своих ошибок, недостатков и грехов – самым главным из которых является приглашение западных и не только интервентов – оттолкнули от себя народ. К концу Гражданской войны белых в большинстве своем воспринимали не как защитников царской власти (коими, строго говоря, они не были изначально), а как пособников иностранных армий (что, в общем, преувеличение и упрощение). Возводя Врангеля, Колчака и других в ранг героев, надо помнить также о том, что сами по себе они тоже были далеко не ангелы, и рисовать их образ в фильмах не как идеальных джентльменов с грустными обреченными глазами, а как сложные характеры, попавшие в жуткий замес, падавшие и встававшие. В конце концов, проигравшие, но не сломленные.

Переосмысление истории Гражданской войны, ее трагизма и пантеона героев, должно происходить максимально взвешенно, аргументированно, с уважением к обеим сторонам конфликта и с любовью к людям, которые боролись и страдали в те годы. Историческое примирение – это не просто математический баланс героев или механическое переделывание «плюса» на «минус», но реальное осмысление всей сложности и противоречивости Гражданской войны. Она потому и вошла в историю как великая русская трагедия, что не имела однозначного прочтения. Непростительной ошибкой было бы просто перекрасить память о ней из красного цвета в белый. Если угодно, он должен быть красно-белый, с многочисленными переходами. Нет, не надо примирять непосредственно Ленина или Сталина с Колчаком – это глупо. Но следует научиться относиться к ним равно объективно, примирить свое отношение к ним, несмотря на все их ошибки и грехи.

Сейчас российских граждан пытаются раскачать с разных сторон. И чем ближе 2017-й, тем больше будут прилагать усилия по разжиганию розни по линии «красные и белые». Нас уже пытаются убедить, что есть непреодолимые препятствия между большевиками и белогвардейцами. Но на самом деле – оглянитесь вокруг! – в настоящей, реальной России нет ни тех ни других. Нынешних коммунистов большевики повесили бы в первую очередь, а либералы, защитники белогвардейцев, больше похожи на большевиков.

Все сейчас совсем по-другому. Да, разрыв во мнениях огромен, но и гораздо более разнообразен (среди активного политического меньшинства отнюдь не два, а двадцать два лагеря). И самое главное – нынешний идейный разрыв гораздо менее острый. В России 2017 года существует реальный политический консенсус по ключевым моментам, в то время как отсутствие оного в 1917 году стало причиной революции и гражданской войны. Да, у нас много спорных моментов и еще предстоит выбрать путь социального и духовного развития, точные формулировки и механизмы. Но это нормальная работа для любой, и тем более такой сильной, цивилизации на стыке времен. И чего нет, так это дикой, злобной ненависти белых и красных, как это хотят нам внушить. Чтобы понять это, достаточно из очередного интернет-спора о Колчаке или Сталине выйти на улицу и заняться реальными делами.


Эдуард Биров
газета "Взгляд"


Subscribe

  • 15 минут славы «военного аналитика» Дашки Джевберга

    Под ником «Дэвид Джувберг» сидит украинский третьесортный айтишник, который выдаёт себя за аналитика Пентагона и сказки которого сегодня по кругу…

  • Еда для западных элит

    Многие возникшие на территории постсоветских государств олигархи не поняли одной простой штуки: как бы они не старались, сколько бы не наворовали,…

  • Американские выборы и цена страха

    Маленький американец! Умри за Wall Street и Hitlery Clinton! Политики в американской предвыборной гонке верещат о российской угрозе. Пытаясь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments